Наше наследие: Арам Бакшян-младший

Краткая справка

Арам Бакшян-младший был помощником и спичрайтером при трех президентах США и главным редактором журнала American Speaker, признанного источника по публичным выступлениям и спичрайтингу. В настоящее время является редактором журнала The National Interest. Господин Бакшян также является ведущим и оратором. Его статьи, эссе и обзоры по политике, истории, юмору, гастрономии и искусству опубликованы на десяти языках в крупных американских и зарубежных изданиях, среди которых The Wall Street Journal, The New York Times, Boston Globe, The Washington Times, The Spectator (Англия), Die Presse (Австрия), Die Welt (Германия) и др. Арам Бакшян является автором и соавтором множества книг: «Кандидаты 1980 года», «Будущее при президенте Рейгане» (соавтор), «Военная игра» (соавтор, опубликована одновременно в Англии и США), «Получая Белый дом» (Англия), «Servus Du», мемуары Роберта Штольца, последнего короля вальса Австрии (соавтор, Германия) и «Вальс из колючей проволоки» (Австралия).


 Господин Бакшян, я хотел бы поблагодарить Вас за то, что согласились дать это интервью. Вы не только яркий представитель армянской общины США, но и один из величайших американских политических мыслителей. Что такое политика для Вас? Почему Вы выбрали эту сферу?

Это политика выбрала меня. Мне всегда нравилось писать и заниматься историей, юмором, литературной критикой. Я родился и вырос в Вашингтоне, поэтому непроизвольно увлекся политикой. В таких группах, как «Молодые Республиканцы» я встретился с другими молодыми людьми, заинтересованными в политических процессах. Некоторые из них уже тогда были помощниками членов Конгресса. После работы в качестве редактора в местном молодежном республиканском информационном бюллетене и мне предложили место на Капитолийском холмe. С этого момента все пошло по нарастающей.

 Ваш политический путь не может не впечатлять. Вы работали с влиятельными конгрессменами, сенаторами и президентами (об этом мы поговорим позже). Традиционно американцы армянского происхождения ориентированы на Демократическую партию. В то же время некоторые этнические армяне сделали успешную политическую карьеру в стане «слонов». Например, Стив Дерунян, Джордж Дюкмеджян, Кеннет Хачигян и Чарльз Пашаян. Почему Вы выбрали именно Республиканскую партию?

Наша семья не была типичным образцом армянских иммигрантов. Мой отец приехал в Америку за несколько лет до Первой мировой войны, получил образование, выучил английский язык и заработал достаточно средств, чтобы открыть собственный бизнес. Он стал первым импортером качественных восточных ковров в Вашингтоне. Добросовестно работая со многими посольствами, офисами, общественными деятелями и, наконец, Белым домом, отец подружился со многими видными и влиятельными людьми. Среди них были, например, представители Верховного суда США и Госсекретарь. Моя семья всегда придерживалась республиканских взглядов, и мне была близка эта позиция. Первым политиком, с которым я встретился в своей жизни, был сенатор Роберт А. Тафт, сын президента Уильяма Говарда Тафта. Это событие произошло, когда мне было семь или восемь лет.

В Овальном кабинете с президентом Фордом и другими спичрайтерами, 1974 год.

В Овальном кабинете с президентом Фордом и другими спичрайтерами, 1974 год.

Примечательно, что Вы выбрали такую сложную сферу, как спичрайтинг. Однажды президент Томас Джефферсон заметил, что «народ не пьянеет, когда вино стоит дешево...». Можно ли сказать, что тексты, которые готовит спичрайтер, являются политическим «вином» для народа?

Вином ли? Я полагаю, что это лучше, чем опиум для народа, как Маркс определил религию. На самом деле политическая речь – всего лишь словесное общение, которое существует в любой профессии. Это средство убеждения, информирования и, надеюсь, вдохновения.

Можно ли сказать, что Ваш первый серьезный опыт был получен во время работы с конгрессменом Уильямом Броком III, который позже стал министром труда? Что Вам особенно запомнилось из этого периода Вашей карьеры?

Мне очень повезло, что политический дебют состоялся в качестве помощника Билла Брока. В то время мне было всего 22 года, а команда Брока была одной из лучших в Конгрессе. Двое в конечном счете стали работать в Белом доме. Также стоит отметить, что работа на Капитолийском холме приводила к встречам и сотрудничеству со многими другими талантливыми сотрудниками. В дальнейшем это очень поспособствовало моему профессиональному росту.

После сотрудничества с господином Броком Вы работали в Республиканском национальном комитете помощником Роберта Доула. У него была репутация принципиального и жесткого политика, который пользовался большим авторитетом не только среди членов своей партии, но и в кругу лидеров Демократической партии. Трудно было работать с таким выдающимся сенатором?

Боб Доул - великий человек, герой войны и один из самых деятельных сенаторов современности. К сожалению, его выдвижение на пост президента в 1992 году никогда не имело реальных шансов на успех. Тем не менее, его всегда будут помнить как великого законодателя. Я уважаю Боба Доула, мне очень нравилось работать с ним. По правде говоря, он был человеком немногословным, с «черствым» чувством юмора. Ему не были интересны длинные и заранее подготовленные речи. Поэтому при общении с сенатором надо было угадывать его настроение и надеяться, что итоговая работа ему понравится. К счастью, он обычно был доволен моими текстами.

 Мало кто знает, что сенатор Доул был одним из архитекторов проармянского лобби в Вашингтоне. Некоторые исследователи считают, что симпатия сенатора к армянскому народу объясняется тем, что доктор Гампар Келикян - хирург из Чикаго - сыграл ключевую роль в восстановлении Доула после тяжелых ран, полученных во время Второй мировой войны. Вы разделяете это мнение?

Доул никогда не забывал то, как мастерство и целеустремленность доктора Келикяна вернули его из состояния покалеченной войной жертвы к нормальной человеческой жизни. Это, несомненно, объясняет работу Боба с армянами и «армянским вопросом». Однако я уверен в том, что чем больше он узнавал об этом, тем искреннее вовлекался. Возможно, со временем его интерес не угасал не просто из-за личных или сентиментальных мотивов, а из-за стремления добиться справедливости для народа, который так много страдал.  

 Вы занимали разные должности во время правления трех президентов: Ричарда Никсона, Джеральда Форда и Рональда Рейгана. Как Вы оцениваете вклад каждого из этих политических титанов в американскую и всемирную историю?

Все три президента, на которых я работал, были совершенно разными людьми, но я считаю, что все они хорошо послужили своей стране. Эти политики действительно достойны занять место в книгах по истории. Никсон был невероятным экспертом по внешней политике, ведь именно он привел в движение силы, которые в конечном счете увенчались мирным распадом Советского Союза. Кроме того, его действия способствовали восстановлению свободы и достоинства для стольких людей из Восточной Германии и Балкан, которые находились в плену в течение нескольких поколений. Форд был спокойной и, можно сказать, отеческой фигурой. Он смог перелистнуть страницу после Уотергейтского скандала. Жертвуя своим собственным политическим успехом, он помиловал Ричарда Никсона, помог нации пережить этот период и двигаться дальше. Рейган вообще был восхитительным человеком. При нем я был старшим помощником и отвечал за всех спичрайтеров. Знать его означало любить его, и было настоящим удовольствием писать для него, потому что Рональд Рейган был мастером не только публичных выступлений, но и написания речей.

 На встрече с президентом Рональдом Рейганом, 1983 год. 

 В период с 1970 по 1980 годы Вы работали в Белом доме вместе с Кеннетом Хачигяном. В это же время Джордж Дюкмеджян был губернатором Калифорнии, а Чарльз Пашаян конгрессменом в Палате представителей. Можно ли назвать этот исторический промежуток наиболее успешным для американских армян?

Давайте просто скажем, что этот период отличается самым высоким и качественным уровнем представленности армян в высших эшелонах власти. Кто знает, что нас ждет в будущем?

Во время президентских выборов 1988 года кандидат от Республиканской партии Джордж Г. У. Буш предложил губернатору Дюкмеджяну принять участие в кампании в качестве кандидата на пост вице-президента США. Последний отказался, сказав, что не хочет отдавать Калифорнию демократам. Было ли это решение правильным?

Дюкмеджян действовал по своим принципам. На тот момент он считал, что так будет лучше. Я уважаю его решение. Даже сейчас сложно сказать, было ли это правильным шагом или нет. Если бы его избрали в 1988 году, а затем он остался бы в списке кандидатов в 1992 году, возможно, Дюкмеджян смог бы помочь партии победить в нескольких колеблющихся штатах. Мы никогда не узнаем об этом.

 После распада Советского Союза армянский народ получил историческую возможность осуществить свою давнюю мечту: построить независимое государство. Как Вы восприняли появление независимой Армении на карте мира?

Мой дед был близким другом дипломатического представителя Первой Республики в Вашингтоне после Первой мировой войны, а генерал Андраник гостил в его доме во время сбора средств в Вашингтоне. Вы можете себе представить, что означала эта независимость для человека, имеющего такие корни? Столько лет спустя снова добиться свободы.

Процесс государственного строительства проводился в сложных политических и экономических условиях. Вы наверняка помните разрушительное землетрясение в Спитаке, операцию «Кольцо» и борьбу армянского народа за независимость Арцаха – одной из исторических частей Армении. В этот тяжелый период Соединенные Штаты предоставили Армении значительную финансовую и гуманитарную помощь. Более того, еще в 1988 году некоторые влиятельные американские сенаторы – Клэйборн Пелл, Роберт Доул, Джон Керри, Джозеф Байден и Пит Уилсон - направили письмо Горбачеву о необходимости передачи Арцаха Армянской ССР. В 1990-х годах Армения и Арцах были включены в программы правительства США, в то время как было запрещено оказывать какую-либо помощь Азербайджану (раздел 907 Закона в поддержку свободы). Можно ли предположить, что официальный Вашингтон рассматривал независимую Армению как потенциального ключевого союзника в регионе? Как сейчас воспринимают Армению?

Самая большая проблема Армении сегодня заключается в том, что она воспринимается на Западе как все более зависимый от авторитарного российского государства субъект. И это в то время, когда Россия демонстрирует агрессию. Между тем, коррумпированный и тиранический режим в Азербайджане в настоящий момент пытается купить себе респектабельность с помощью проплаченной пропаганды и использования коммерческих интересов крупных западных энергетических корпораций. Конечно же, и Турция при Эрдогане по-прежнему остается крайне враждебной страной во многом в ущерб экономическим интересам и безопасности Армении.

Господин Бакшян, как Вы оцениваете деятельность нынешних армянских диаспоральных организаций в США? Вы разделяете идею о том, что борьба за международное признание армянского Геноцида должна быть приоритетной задачей диаспоры? Если нет, на чем должна сосредоточиться американо-армянская община?

Армянской Диаспоре следует сосредоточиться на исторической справедливости как для живых, так и для ушедших, поскольку до сих пор есть потребность в этом. Я думаю так, и покойный Грант Динк аналогичным образом описывал ситуацию в разговоре со мной, когда посетил Вашингтон всего за несколько месяцев до смерти.

25 лет прошло с момента появления независимой Армении. Есть ощущение, что в разных частях нашей Диаспоры нет понимания того, что такое государство и каковы его интересы. Как Вы думаете, Армения и Диаспора все еще разговаривают друг с другом на разных политических языках?

Я думаю, что они говорят на разных языках, в разных временных отрезках и пространствах. Как дети, внуки или даже правнуки переживших геноцид, которые добрались до Запада. У многих армян Диаспоры есть видение, которое застыло во времени от ужаса этих событий. И, конечно, большинство их предков никогда не ступало на территорию, которая сейчас является Республикой Армения. Поэтому наша постоянная и основная задача – это обновление их видения, информирование и поиск мотивации относительно настоящего и прошлого.

Какие рекомендации Вы бы дали руководителям структур Диаспоры и официальному Еревану? Что, по Вашему мнению, является армянским интересом в меняющемся мире?

Армения должна превратиться в гораздо более неотъемлемую часть передовой семьи демократий. Она должна отождествлять себя с западной цивилизацией. Мудрость в образовании, экономике и в сфере безопасности – это единственный способ обеспечить процветание осажденного государства и народа. Между тем, я продолжаю обрабатывать свой собственный интеллектуальный сад. В этом году (июль 2017 года) я написал 20 обзоров и статей о политике, истории, гастрономии и искусстве для различных газет и журналов. Писатель никогда не выходит на пенсию.

 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции