Америка и Карабах: де-факто и де-юре

Ричард Хогланд – сопредседатель в Минской группе ОБСЕ от США – обнародовал документ, в котором отражены принципы урегулирования карабахско-азербайджанского конфликта. Господин Хогланд, по сути, повторил то, о чем сопредседатели говорят на протяжении последних десяти лет: особый временный статус для Нагорно-Карабахской Республики (НКР), возвращение территорий вокруг Республики в состав Азербайджана, разрешение проблемы с беженцами и т.д. Иными словами, ничего нового и интересного в этом заявлении нет, следовательно, не вижу смысла анализировать вечно повторяющиеся дипломатические посылы. Однако нельзя игнорировать общий фон, создающий принципиально новые реалии. Одна из них – это углубление политических и цивилизационных противоречий между Америкой и Россией. Условный «московский тыл» прикрыт за счет членства Армении в евразийских интеграционных проектах (другой вопрос, как Ереван использует эти возможности). Для баланса интересов важно решить определенную задачу – выработать долгосрочную стратегию взаимоотношений с нынешней администрацией Белого дома и укрепить свои позиции в Конгрессе.

Приоритетность американского направления напрямую исходит из национальных интересов Армении. США по-прежнему остаются передовой экономической державой и политическим лидером свободного мира. Для нас крайне важны опыт и поддержка Вашингтона в процессе строительства демократических институтов и гражданского общества. Без этих элементов невозможно сформировать систему сдержек и противовесов, от которой зависит нормальное функционирование государства. Для реализации крупных экономических программ и выхода на новые технологии также необходимо содействие Вашингтона, который имеет особый политический вес в таких ведущих международных организациях, как Международный Валютный Фонд (МВФ) и Всемирный банк. Важно не забывать, что именно Америка является крупнейшим держателем государственного долга Армении, который составляет 5,6 млрд долларов (40-60 % от ВВП).    

Расширение политического диалога с Вашингтоном имеет принципиальное значение для удержания контактов с Североатлантическим Альянсом. Для Еревана важно не допустить усиления азербайджанского фактора в НАТО (интересы Азербайджана лоббирует Турция). Более того, Армении нужно использовать механизмы и возможности блока для решения внутренних задач: модернизации вооруженных сил, профессионального обучения офицерского состава, получения новых технологий, понимания западной тактики и стратегии. Конечно, военно-техническое сотрудничество с США и НАТО при нынешней конфигурации будет носить ограниченный характер. Реальность такова, что западный блок не может стать для Армении полноценным диверсификационным элементом, поэтому армянской стороне нужно попытаться сохранить имеющиеся возможности.

В контексте карабахско-азербайджанского конфликта позиция США сложнее, чем это представляется. В цивилизационном смысле Америка делала политическую ставку на армянский фактор со времен Первой мировой войны: деятельность крупнейших протестантских миссий, арбитражное решение президента Вудро Вильсона по армяно-турецкой границе, отказ ратификации Лозаннского соглашения, облегчение миграционного законодательства для армян, формирование ближневосточного фонда для поддержки армянского населения при президенте США и т.д. После развала СССР Вашингтон сохранил эту преемственность, и Америка стала первым в мире государством, признавшим армянскую независимость. Тогдашняя республиканская администрация Буша – старшего рассматривала независимую Армению в качестве потенциального стратегического союзника в регионе. Без политической воли Белого дома было бы невозможно включение НКР в официальные правительственные программы, которые действуют по сегодняшний день.                               

Отдельное внимание необходимо уделить разделу 907 к «Закону в поддержку свободы». Приняв решение оказывать официальную финансовую помощь НКР, американцы блокировали всяческую помощь Азербайджану. Несомненно, это было позицией государства, а не исключительным достижением проармянского лобби. Ни одна этнолоббистская группа влияния не может добиться согласованной двухпартийной позиции, одобренной руководством Белого дома. Ярким примером служит лоббирование признания геноцида армян, которое проводилось параллельно с продвижением интересов Степанакерта. В первом случае лидеру республиканцев в Сенате Бобу Доулу не удалось достичь успеха из-за нежелания администрации ссориться с Турцией, в то время как карабахский кейс был принят без всякого сопротивления. Конечно, со временем вносились коррективы, но кардинальных перемен не произошло.

После того, как американские транснациональные корпорации вошли на каспийский нефтяной рынок, а Армения последовательно сближалась с Россией, Вашингтон изменил официальный дипломатический тон. Необходимость в азербайджанских ресурсах во время операции в Афганистане привела к тому, что администрация Буша-младшего заморозила ряд пунктов 907-го раздела. После выборов 2008 года стал намечаться спад в двухсторонних армяно-американских отношениях: были закрыты фонды «Линси» и «Вызовы тысячелетия», началось сокращения внешних ассигнований Армении и НКР и т.д. Эти отрицательные тенденции сохраняются по сегодняшний день. Тем не менее, пока не принято решение о выводе НКР из правительственных программ и полной отмене 907-го раздела, а это значит, что Вашингтон сохраняет фундаментальную платформу, вокруг которой можно формировать новые импульсы.

Кризис в отношениях США с Азербайджаном также создает для армянской стороны дополнительные возможности. Для Вашингтона чувствительным вопросом по-прежнему остается проблематика прав человека, а также массовые аресты журналистов и представителей оппозиционных движений в Баку. Анализ публикаций исследовательского института Брукингса и Совета по международным отношениям за период с 2010 года по 2016 год наглядно демонстрирует недовольство демократических и республиканских элит Америки. Внутренний кризис в Штатах, связанный со скандалом вокруг российского вмешательства в президентские выборы, также не обошелся без азербайджанского следа. Влиятельные издания The New York Times и The Washington Post многократно писали о незаконных связях представителей штаба Трампа с семьей Агаларовых, имеющих тесные отношения с кланом Алиева. Обстоятельства сложились таким образом, что любые контакты администрации с Азербайджаном и его лоббистами станут объектом пристального внимания СМИ, общественных организаций и специальных служб.

Армения и общинные лоббистские структуры обязаны выжать максимум из нынешней ситуации. Во-первых, необходимо развернуть санкционную политику США против Баку, который систематически нарушает права человека и совершает акты агрессии против НКР и Армении. Официальный Ереван при поддержке группы по армянским делам также имеет право поднять перед Конгрессом вопрос о немедленном возобновлении функционирования 907-го раздела в полном объеме. Нельзя терять времени, так как сегодня законодательная ветвь власти США обладает более серьезным влиянием, чем Белый дом. Во-вторых, важно перейти к стратегии тотального лоббизма. Это означает, что все качественные и количественные ресурсы должны быть направлены на лоббирование укрепления и расширения американо-армянских межгосударственных связей. Иные вопросы (в том числе и признание геноцида армян) должны быть отодвинуты на второй план. В-третьих, необходимо сформировать единую стратегическую повестку для диалога с силовым блоком (Пенс-Мэттис-Макмастер-Келли), который имеет наибольшее влияние на президента Дональда Трампа.

 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции