Ренессанс самосознания

Как армянская диаспора лоббирует армянские интересы во Франции?

Когда мы используем термин "лобби" в его современном понимании, необходимо обратиться к концу ХIX века, чтобы рассмотреть первые шаги проармянского лобби во Франции. Ввиду того интереса, который вызывал армянский вопрос в этой стране, это движение было довольно ощутимым. Оно усилилось после того, как Армения стала суверенным государством, был запущен процесс мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта в 1992 году, а факт геноцида армян, особенно в последние 20 лет, был широко признан в Европе и мире. В этих условиях планеты возрождения армянского самосознания выстроились в единую линию, чтобы вывести французов армянского происхождения из состояния смирения. С этого периода деятельность лобби (это слово воспринимается с негативной коннотацией во Франции) стала набирать обороты. Однако армянские организации до сих пор не научились ценить важность наличия независимого армянского государства, а власти Армении, в свою очередь, не научились дорожить наличием организованной и автономной диаспоры.  

Оценить деятельность армянского лобби более конкретно очень сложно, ввиду отсутствия элементов анализа. Доступны лишь некоторые сведения: например, количество избранных в группы дружбы Франции и Армении в Национальном Собрании и Сенате Французской Республики.  Это количество, конечно, важнее удельного веса французов армянского происхождения. Не стоит забывать, что они являются полноценными французскими избирателями, и было бы грубой ошибкой пытаться этнифицировать их идентичность.

Как французы армянского происхождения участвуют во внутренней политике Франции? Какие вопросы их беспокоят больше всего?

Армян Франции заботят насущные внутриполитические проблемы, а также вопросы, касающиеся политики государства на Южном Кавказе, отношений Франции с Турцией, Арменией, Россией, Ираном.  Армяне много страдали от отчуждения и национализма, поэтому некоторые вопросы их интересуют больше других. К таким можно отнести геноциды, солидарность с христианами Ближнего Востока, а также вопросы, связанные с Арменией. Эти темы тяжело поддаются классификации, поскольку отсутствуют элементы для их оценки. Можно лишь подсчитать количество манифестаций, приуроченных к 24 апреля. Армяне участвуют в мероприятиях исходя из своего членства в партиях, синдикатах, общественных организациях и ассоциациях. Во Франции существует внушительная структура армянских ассоциаций, но общий подход очень коммунитаристский и замкнутый. Французы армянского происхождения абсолютно интегрированы в общество. Они преуспевают в профессиональной сфере, поэтому в целом армянские ассоциации отсутствуют в общественных французских дискурсах, хотя их коллективный опыт может служить примером интеграции и социального благосостояния.

Как армянская диаспора Франции воспринимает эволюцию арцахского вопроса?

Сложно ответить на этот вопрос, поскольку в нем нет статистического инструмента. Принимая во внимание собранную информацию, я бы сказал, что Спюрк обеспокоен физической безопасностью армян Арцаха. Наши соотечественники во Франции, как и все армяне вне этой страны, не желают больше слышать об убийствах и геноциде. Они осознают, что должны рассчитывать только на себя в решении этого вопроса. Ни Запад, ни Россия для них не являются гарантами нашей безопасности. Только мы сами должны взять судьбу в собственные руки, чтобы решить вопрос Арцаха. Это и есть независимость. Однако необходимо, чтобы армяне в диаспоре и в самой Армении были более сплоченными. Требуется расширять форматы взаимодействия, создавать мосты, усиливать синергию, рационализировать обмены и модернизировать сотрудничество. Все это можно делать через демократию, культуру, социум и экономические проекты для общего развития Республики Армения и поддержания армянской идентичности в диаспоре.

Как армянская диаспора смотрит на кризис в отношениях между Россией и Европейским союзом?

Армянская диаспора, если это понятие существует в обобщенной форме, смотрит на этот кризис с легкой озабоченностью, так как мы не хотели бы, чтобы Армения платила за издержки текущего ухудшения положения между ЕС и Россией.  Чем лучше отношения между Брюсселем и Москвой, тем лучше для Армении.

Что может дать закон о криминализации отрицания геноцида армян? Не противоречит ли он свободе слова и мнения?

Любой проект закона о криминализации отрицания геноцида армян имеет политическое, юридическое и символическое значение. Он не несет в себе попытку посягательства на свободу слова или мнения, но нацелен на то, чтобы пресечь распространение отрицания со стороны Турции и Азербайджана на территории Франции. Эта тема уже выходит за пределы армянского вопроса. Она затрагивает общественный порядок и мир в социальной сфере Франции, и рассматривается в рамках проблем, связанных с преступлениями против человечества. Закон позволил бы привнести не только символическое, но и солидное юридическое основание в вопросе геноцида армян. Это бы переформатировало тематику геноцида в верное направление в рамках международной системы и международного права. Закон также позволил бы добиться исторической справедливости по отношению к потомкам тех, кто выжил в ходе геноцида. Французы армянского происхождения вписали бы свою личную историю в историю человечества. Нельзя больше довольствоваться памятью и мемориальным уважением. Необходимо требовать свое право на историю.

Каким Вы видите усиление франко-армянских отношений?

Развитие должно происходить различными способами. Отношения между Францией и Арменией должны базироваться не на памяти, а на стратегическом, политическом, экономическом, технологическом, социальном, а также культурном сотрудничестве. Французы армянского происхождения не должны только привносить армянские элементы в жизнь Французской Республики и "арменизировать" дискурсы Франции. Они должны также транслировать в Армению французское ноу-хау, французские капиталы и французскую культуру. Необходимо оздоровить экономическую ситуацию в Армении, бороться конкретными способами с коррупцией, которая препятствует социально-экономическому развитию страны. Требуется создание условий для профессионализации, вызревания и модернизации обменов между Арменией и Францией. Это вернет Армении, Арцаху, армянским организациям и французам армянского происхождения способность выйти из измерения памяти и войти в реальный мир. Сегодня не существует альтернативы рационализации обменов и синергии в рамках Армении и диаспоры. Процесс сближения государства и диаспоры позволит Армении наладить связи со всем миром, особенно с Францией. Французские и армянские ценности идентичны, ведь они европейские: свобода, равенство, братство. Чем быстрее франко-армянские отношения выйдут из мемориальной плоскости, тем лучше будет для Армении и армян, Франции и французов.

 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции