Армянское наследие Боба Доула

22 июля американскому сенатору Роберту Доулу, которого по праву можно считать одним из самых влиятельных политиков XX века, исполнилось 94 года. В свое время аналитики и эксперты называли Доула «Крестным отцом» Республиканской партии, а журнал Time несколько раз писал о нем как о самом мощном лоббисте в современной американской истории. На сегодняшний день издано более ста монографий, написано более тысячи статей и снято большое количество документальных фильмов, в которых рассматривается сложный политический путь и анализируются важнейшие достижения сенатора Доула. Между тем, без должного внимания остается «армянская часть» карьеры великого республиканца.


 

Краткая справка

Роберт Доул родился в небольшом городе Рассел, штата Канзас. Его отец – Доран Доул – владел небольшим ларьком по продаже яиц и масла, а Бина – мать Боба – продавала швейные машинки марки Zinger. Великая Депрессия нанесла серьезный экономический удар всей стране, поэтому семье Доула пришлось искать дополнительные средства, чтобы сводить концы с концами. Они перебрались жить в подвал, сдав свой дом в аренду работникам из нефтяного сектора. В те сложные годы, по откровениям Доула, большую роль в судьбе семьи сыграла протестантская вера, учившая тяжело трудиться и достойно держаться в сложных жизненных ситуациях. Уже будучи успешным политиком, Боб отметил, что родители постоянно твердили ему: «Доверяй Богу, а не правительству, и никогда не смешивай эти понятия». Юный Боб учился в школе, помогал отцу и продавал газированную воду в местной аптеке (Dawson's Drugstore).

После окончания школы он был вдохновлен опытом общения с докторами и решил поступить на медицинский факультет университета штата Канзас. Однако он приостановил учебу, когда США объявили о своем участии во Второй мировой войне. Боб записался добровольцем в армию и прошел подготовку для участия в боевых действиях. После завершения этих курсов Доул был направлен в один из корпусов, расположенных недалеко от Рима. Год спустя его перебросили на север Италии, где еще сохранялось ограниченное присутствие немецких войск. Согласно плану командования, Доул должен был совершить атаку на одну из вооруженных пулеметами оборонительных позиций. Позже Боб напишет, что этот штурм навсегда изменил его судьбу: спасая жизнь товарища, он попал под обстрел и был тяжело ранен. Во время первичного обследования врачи констатировали перелом позвоночника, паралич шеи и правого плеча.

Никто не верил, что Доул сможет выжить. Именно в те сложные времена Боб попал под опеку чикагского доктора Гампара Келикяна – потомка армян, выживших во время геноцида 1915-1923 гг. Господин Келикян получил медаль от президента Гарри Трумэна за значительный вклад в развитие хирургии и был удостоен личной благодарности от британской королевы за консультирование английских врачей во время Второй мировой. Тяжелая операция, которой он руководил, не только спасла жизнь Доулу, но и позволила ему полностью восстановиться. С тех пор они стали одной семьей. Именно с Гампара Келикяна началось знакомство Роберта Доула с армянским миром. Более того, его безграничное уважение к доктору Келикяну автоматически проецировалось на весь армянский народ. Таким образом, Боб воспринимал свой долг перед одним врачом как долг перед всем народом. 

За проявленный героизм Роберт Доул был дважды награжден «Пурпурным сердцем» и «Бронзовой звездой», а о его подвиге в Италии писали все газеты и журналы. Вернувшись в родной город, он начал строить свою политическую карьеру. Благодаря ораторскому мастерству и управленческому таланту Доулу удалось в короткий срок проложить дорогу от законодательных органов штата Канзас до Капитолийского холма. За длительную карьеру он успел стать главой Республиканского Национального Комитета, председателем комитета по финансам, а также возглавить партию в Сенате в качестве лидера меньшинства (1987-1995) и большинства (1995-1996). Он также был выдвинут в качестве единого кандидата от Республиканской партии на президентских выборах 1996 года.

 

Армянское досье Боба Доула

Признание геноцида

Сенатора Роберта Доула можно без всякого преувеличения назвать самым мощным проармянским лоббистом в американской истории. Более того, его можно считать одним из архитекторов армянской лоббистской повестки в Вашингтоне. Во время Холодной войны Турция играла крайне важную роль в выстраивании американской внешнеполитической стратегии на Ближнем Востоке, поэтому политики в Вашингтоне стремились лишний раз не раздражать Анкару обсуждениями вопроса геноцида армян и понтийских греков. К тому же, крупный американский бизнес, чьи интересы защищали лоббисты-республиканцы, имел большое количество различных контрактов с турецкой стороной. Таким образом, в тот период не было никаких серьезных политических и экономических предпосылок для успешного лоббирования проармянских интересов. 

Ситуация изменилась в середине 70-х, когда сенатор Роберт Доул начал постепенно создавать неформальную группу законодателей, заинтересованных в продвижении армянского вопроса. Важно понимать, что в условиях противостояния с СССР ни один влиятельный американский сенатор не мог инициировать столь серьезный политический шаг. Многие конгрессмены отказывались говорить о проблеме геноцида, потому что считали это опасным для американских интересов. Их логика была проста: армянский вопрос испортит отношения между США и Турцией, чем непременно воспользуется Советский Союз. Необходимо было дождаться подходящего момента и необходимых обстоятельств. 

Сенатор Боб Доул, губернатор Калифорнии Джордж Дюкмеджян, президент Джордж Буш-старший и сенатор Эдвард Кеннеди на торжественном приеме в Армянской Ассамблее Америки. 

Такое время наступило в 1974 году, когда Турция без всяких консультаций с союзниками оккупировала северную часть Кипра. Америка и другие члены НАТО (особенно Греция) были решительно настроены наказать турецкое руководство за подобную вольность и пренебрежительное отношение к мнению своих партнеров по блоку. Понимая, что Турция может выйти из-под контроля, Белый дом пытался сформировать новые механизмы воздействия. Так, тема армянского вопроса, которая была закрыта после 1945 года, вновь актуализировалась. Именно в это кризисное время сенатору Бобу Доулу и его союзникам в Конгрессе удалось не только добиться введения эмбарго против Турции, но и впервые провести в Конгрессе резолюцию по проблематике геноцида армян. Заслуга сенатора Доула заключалась в том, что его авторитет позволил внести в итоговый документ формулировку, согласно которой 24 апреля объявлялось «Днем памяти бесчеловечного отношения человека к человеку».

В дальнейшем Боб Доул сыграл ключевую роль в развитии тематики признания геноцида, привлекая большое число авторитетных политиков. В 1985 году группе сенаторов и конгрессменов удалось провести через Палату представителей более конкретизированную резолюцию, которая требовала от администрации президента признать исторические факты 1915-1923 гг. как геноцид армянского народа. Турецкий премьер-министр Тургут Озал в разговоре с президентом Рональдом Рейганом заявил, что в случае дальнейшего прохождения армянской резолюции Анкара откажется от покупки одиннадцати американских самолетов «Boeing» в пользу самолетов европейского консорциума «Airbus». 

Турецкая сторона также объявила, что не станет продлевать действие «Соглашения о сотрудничестве в области обороны и экономики». Администрация Белого дома попросила группу спонсоров резолюции во главе с Доулом приостановить лоббирование. Президент Рейган с большой симпатией относился к армянскому народу и четко выразил свое отношение к событиям 1915-1923 гг. в президентском послании от 1981 года. Однако он понимал, что последствия могут серьезно навредить не только двусторонним отношениям, но и привести к конфликту республиканцев с компанией «Boeing» - одним из крупнейших партийных спонсоров. «Слоны», потеряв контроль над Сенатом, не хотели рисковать перед грядущими выборами в Конгресс и президентской кампанией 1988 года. После долгих размышлений партийная элита пришла к мнению, что необходимо взять паузу.

 В шаге от федерального закона: большие дебаты 1990 года

Победа вице-президента Джорджа Буша-старшего рассматривалась представителями проармянского лобби как большой успех, открывающий новые возможности для завершения миссии по принятию федерального закона о признании геноцида. Следуя примеру Картера и Рейгана, Буш отметил, что Соединенные Штаты должны признать геноцид армянского народа и пообещал, что его администрация никогда не допустит политического давления со стороны Турции по этому вопросу. В начале 1990 года администрация президента действительно одобряла инициативу Роберта Доула и не обращала внимания на угрозы из Анкары. Новый законопроект без серьезных проблем прошел первые слушания через профильные комитеты и был выдвинут на всеобщее обсуждение в Сенате.

Понимая, что первые попытки давления на республиканцев обернулись провалом, турецкая сторона активизировала свои контакты с представителями Демократической партии. Однако Анкаре не удалось вовлечь влиятельных демократов в контр–лоббинг. Во-первых, в качестве коспонсоров объединенной резолюции по геноциду выступили 23 самых авторитетных демократа, включая Альберта Гора, Эдварда Кеннеди, Джона Керри, Джозефа Байдена, Карла Левина, Фрэнка Лаутенберга и Джозефа Либермана. Во-вторых, «ослы» помнили, что при поддержке турецких фондов организовывался черный пиар против Майка Дукакиса – этнического грека, кандидата на пост президента от Демократической партии. Таким образом, турецкому лобби удалось заручиться поддержкой лишь малой части партийной элиты. 

К первому дню обсуждения Доул собрал рекордные для подобных законопроектов 56 коспонсоров, объединив по вопросу признания геноцида непримиримых законодателей из обеих партий. В начале октября Тургут Озал позвонил президенту США, чтобы обсудить этот вопрос. Разговор получился весьма интересным. Буш отметил, что США не желают причинять вред отношениям с Турцией, но хотели бы, чтобы Анкара опубликовала закрытые архивы. Озал ответил, что отношения будут испорчены, если законопроект пройдет, но добавил, что хочет открыть архивы, которые долгое время были под грифом секретности. В ходе беседы Буш отметил, что администрация постарается быть полезной и найти какое-то решение. Однако фактически Буш не стал напрямую давить на Конгресс, понимая, что в качестве спонсоров резолюции выступают партийный лидер и более десяти глав различных комитетов.

Турецкой стороне пришлось потратить значительные средства для привлечения ведущих лобби-фирм. Параллельно велась работа с ВПК и американскими бизнес-элитами, у которых имелись интересы в Турции, а также с израильским лобби в Вашингтоне. Роберт Доул весьма жестко отреагировал на призыв представителей посольства Израиля не допустить принятия законопроекта о признании геноцида. Его также возмущали обращения многих корпораций к своим лоббистам в Конгрессе. По сути, в тот период Доулу приходилось держать удар со стороны сотен влиятельных протурецких суперлоббистов. В Сенате его главным оппонентом стал демократ Роберт Берд. Последний утверждал, что политизация исторических событий не входит в сферу интересов США и может навредить стратегическому диалогу с Турцией.  

 Во время дебатов Доул заметил: «Америка решила, что в Германии произошел геноцид еще до того, как его последние предполагаемые жертвы были освобождены. Америка решила, что в Камбодже произошел геноцид, в то время как расследование еще не было завершено. Настало время признать геноцид, совершенный и против армянского народа в Османской Турции». Первое голосование показало, что сторонники Берда по-прежнему остаются в меньшинстве. Тогда протурецкие лоббисты перешли к тактике флибустьерства – искусственного затягивания принятия законопроекта путем долгих обсуждений (продолжительность обсуждений никак не регулируется).

Чтобы преодолеть этот барьер, Доул должен был собрать 60 голосов. Перед вторым заседанием ему удалось собрать 58, что уже вызвало серьезную обеспокоенность Пентагона. Министр обороны Дик Чейни направил против Доула весь административный ресурс, уменьшая число его сторонников-республиканцев. За две недели Доул потерял поддержку 12 сенаторов. Столкновение двух республиканцев могло перейти в серьезный конфликт с непредсказуемыми последствиями. В итоге вмешательство Буша и уход 27 коспонсоров привели к тому, что лидер демократического большинства Джордж Митчелл добился блокирования законопроекта. Несмотря на то, что он не был принят, многие влиятельные политики, в числе которых были Збигнев Бжезинский и Генри Киссинджер, были в восторге от политической хватки, принципиальности и лоббистского мастерства сенатора Роберта Доула. Ближневосточная пресса даже назвала республиканца «головной болью Турции».    

Поддержка Армении и Нагорно-Карабахской Республики (НКР)

Помимо признания геноцида, Боб Доул был активно вовлечен в процесс формирования американской повестки в отношении Армении и НКР. Благодаря его содействию комитет по ассигнованиям уже в 1988 году выделил огромную финансовую помощь Советской Армении, которая тогда страдала от последствий землетрясения в Спитаке. Во время выступления перед коллегами в Сенате Доул процитировал американских миссионеров, которые в 1924 году писали Конгрессу, что оказание помощи армянскому христианскому народу является священным долгом Америки. Кроме того, он добился выделения дополнительных средств из бюджета, предусмотренного на внешние ассигнования. Этот шаг был беспрецедентным, так как финансирование из этой программы предусматривается лишь для независимых стран.

Сенатор Доул также возглавлял список двухпартийной группы, которая впервые установила контакты с советскими властями после погромов армянского населения в Азербайджане. Он также стоял у истоков первых требований со стороны высокопоставленных законодателей о передаче Карабаха в состав Армянской ССР. После азербайджанской агрессии против Карабаха Боб и его коллега-демократ Джон Керри добились включения Армении и НКР в списки стран, которым должна была быть предоставлена американская помощь. В свою очередь, эти же сенаторы пролоббировали принятие 907-го раздела, который запрещал США оказывать всяческую помощь Азербайджану. В отличие от законопроекта по признанию геноцида, действия армянского лобби во главе с Робертом Доулом не встретили серьезного сопротивления со стороны членов администрации Белого дома. Это говорило о том, что официальный Вашингтон воспринимает Армению как потенциального союзника на постсоветском пространстве.

Сенатор Боб Доул принимает в Конгрессе армянскую делегацию во главе с президентом Левоном Тер-Петросяном, 1990 год.

Вплоть до 1995 года Вашингтон сохранял высокую приоритетность для армянской стороны в рамках региональной политики в Закавказье. Большие надежды Армении и американо-армянской общины были связаны с президентскими выборами в 1996 году. Республиканцу Бобу Доулу предстояло сразиться с действующим президентом Биллом Клинтоном, который после заключения нефтяных контрактов с Азербайджаном, пообещал президенту Гейдару Алиеву добиться отмены 907-го раздела. До вступления в президентскую гонку Доул и его сторонники семь раз блокировали попытки нефтяных, протурецких, проазербайджанских и произраильских лоббистов отменить ограничительные барьеры для Баку. На тот момент сенатор Доул, будучи лидером большинства, имел наиболее высокий авторитет в консервативной Америке, что вызвало тревогу в Турции и Азербайджане.

Ведущим политтехнологом Доула был назначен Кен Хачигян (также отвечал за штаб в Калифорнии) – бывший спичрайтер и помощник президентов Никсона и Рейгана. Одним из главных советников был его близкий друг Джордж Дюкмеджян – экс-губернатор Калифорнии. В отличие от ситуации на выборах 1988 года, когда фаворит Буш-старший звал Дюкмеджяна в качестве вице-президента, на стороне Турции сыграли объективные факторы. Чрезмерная консервативная риторика (например, запрет абортов) привела к резкому падению рейтингов Доула, уходу умеренного консервативного электората и значительного числа женских голосов к демократам. Республиканец проиграл выборы и покинул большую политику.

Долгое время после ухода из Сената Роберт Доул продолжал оставаться одним из самых влиятельных лоббистов. В отличие от многих других политиков, сенатор Доул принципиально и последовательно защищал интересы армянской общины, независимой Армении и НКР. Наверное, это исходило из того, что в основе его деятельности лежало искреннее желание вернуть долг доктору Гампару Келикяну и армянскому народу.   

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции